ФЭНДОМ


YF7bJE2Dg-4-1-

Случай этот произошел в 2002 году. В то время работал я водителем маршрутки. В тот день у меня был выходной, но ранним утром меня разбудил телефонный звонок. Приятель один звонил — он врачом на скорой работал.

— Миш, тут помощь твоя нужна. Пассажира надо одного перевезти, — услышал я в трубке.

— Кого?

— Да тут, понимаешь, дело такое... У подруги жены муж умер. Он в морге, надо его домой привезти. Завтра похоронят. А у нас, как назло, водитель заболел. Тут дел много, а там какие-то заминки, и ей с ним надо помочь — в общем, кроме тебя, больше некому.

Я немного растерялся от такого предложения, но, прикинув, что это не займет много времени — крутануться надо было всего лишь по району, — согласился.

В 8 часов утра мы были в морге. Тело, накрытое простынёй, вывезли на каталке и загрузили в машину. Узнав у друга адрес доставки «пассажира» и забрав деньги за работу, я поехал на место назначения.

Чувства, которые испытываешь, находясь в одном помещении (пусть даже в машине) с покойником, не из приятных. Музыку я не включал. Изредка поглядывал в зеркало заднего вида. Почти забыл о том, кого я везу, когда почувствовал, что мне на плечо легла чья-то рука. На мгновение потерял управление — хорошо, что быстро взял себя в руки. Смотрю назад — никого. Думаю, ну, всё, перебор. Надо покурить. Полез в карман за сигаретами, мельком взглянул в зеркало и обомлел. Покойник, откинув простыню, сидел на своей кушетке и смотрел на меня. Я резко обернулся — ничего! Лежит, как и раньше. На лбу у меня выступил пот. И тут я услышал голос:

— Эй, командир, ты куда меня везёшь-то?

Я резко вырулил вправо и встал на ближайшей остановке. Сижу и смотрю на него в зеркало, а назад обернуться боюсь. А он мне говорит:

— Домой не поеду. Вези меня к мамке, там пусть хоронят. И ещё, цветы у тебя в животе… — и смеяться начинает.

И тут я как будто очнулся. Открыл дверцу, выскочил на улицу, чуть под машину не попал. Стою и не пойму, что сейчас со мной было. То ли сон, то ли явь. Докурив сигарету, подхожу к задней двери, открываю — ничего, все нормально. Лезу в салон, откидываю простыню — всё спокойно. Мужчина лет сорока, как говорится, без признаков жизни…

Я взял телефон, позвонил другу. Рассказал, что было. На его осторожный намек относительно моей трезвости ответил матом и попросил приехать на эту остановку.

В общем, перевезли мы гроб и все остальное в квартиру матери покойника. Шумиху подняли, конечно, несусветную, но, выполнили, так сказать, последнюю волю усопшего.

Спустя некоторое время встретились с другом, вспомнили этот случай, выпили за упокой, а потом друг мне сказал:

— Ты знаешь, Миш, если все, что ты мне тогда рассказал, не плод твоего воображения, то я начинаю догадываться, почему Костик умер. То есть умер-то он от язвы желудка, но знаю, кто ему помог, так сказать... Он ведь выпить любил. Не вдрызг напивался, конечно, но всё равно частенько прикладывался. А Катьке, жене его, это ой как не нравилось. Ну и кто-то надоумил её таблеточки специальные ему подсыпать. Это мне жена моя потом рассказывала, они с Катькой подруги. Он-то пить бросил, потому что проблемы с желудком начались. Долго лечиться не хотел, ну а когда пошел, было уже поздно. Эх, царство ему небесное…

А через месяц я с гастритом в больницу загремел. Боли сильные начались, решил провериться, а меня сразу и положили в стационар. Вспомнил я тогда его слова про цветы в животе. Предупредить он меня решил — а я, дурак, не понял его…